-16 °С
Облачно
Антитеррор
Все новости
Общество
31 Октября 2019, 16:49

Историю не повернуть вспять

Мой отец Галиев Раис Галиевич долгие годы работал в Мустафинской средней школе: в 1956-1967 годах директором, по специальности он учитель географии. Отец много сил и времени уделял краеведению, интересовался историей села. У меня хранится его объемная рукопись “История деревни Мустафино”. Хочу поделиться с читателями газеты о том, как он описывает годы репрессий. Текст не изменен.

«Черная буря» годин политических репрессий сломала судьбы 50 тысяч жителей нашей республики. Репрессии не обошли стороной и село Мустафино. Районная газета “Сельские зори» в 1992-1993 годах опубликовала список реабилитированных. Среди них были и фамилии пятнадцати мустафинцев.
Под давлением тоталитарного режима в деревнях и селах идет сплошная коллективизация. В 1930-1931 годах - строительство колхозов, объединение крестьянских хозяйств, изгнание кулаков из деревни. Удрученные сельчане в недоумении ломали головы: “Что делать? Идти в колхоз или нет?” Большинство крестьян деревни были люди со средним достатком. Их включили в список кулаков, мол, крестьян подговаривают не вступать в колхоз, выступают против Советов. У них изъяли имущество, самих отправили в ссылку. В мае 1930 года арестованы владельцы отдельных хозяйств: Абсалямов Кашафетдин (1864 года рождения), Ахметвалеев Фатых (1893), Аллаяров Сагадат (1874), Каримов Фатых (1874). В мае 1931 года - Гафаров Габдрашит (1886), Гафаров Басыйр (1876), Каримов Назип (1908), Миннеяров Шакирьян (1890).
Арестованные по статье 58-10 УК СССР были осуждены на разные сроки (от 3 до 10 лет) и сосланы. Из них Ахметвалеев, Каримов Назип, Миннеяров были лишены свободы на 5 лет. В 1989 году их реабилитировали.
Кудадусов Габдулхак, 1868 года рождения, муэзин, арестован 9 мая 1930 года. По статье 58-10 был направлен в ссылку на 5 лет, реабилитирован 29 ноября 1989 года.
Пик второй волны репрессий пришелся на 1937-1938 годы. 1937 год стал в большей степени роковым для всей страны, в том числе и для Башкирии. Репрессии проводятся в неимоверных масштабах. Решаются судьбы миллионов людей. Выстраивается государственный механизм репрессий – ВЧК, ГПУ, НКВД. В центре действует специальное совещание при НКВД, на местах - “тройки”. В эти годы в селах усердно работают по поиску и обнаружению врагов народа, в каждой деревне доносчики, по их наводкам происходят аресты, неблагонадежных из дома забирают обычно ночью.
По статьям 58-8, 58-10 (антисоветская агитация и пропаганда) в 1937 году мустафинцы Фатых мулла, Миннигалиев Харис, Кашапов Гильмутдин, Гафаров Сабур, Султанов Хайдар, Кашапов Музагит, Зарипов Харис были арестованы и приговорены. Среди них Гафаров Сабур, Миннигалиев Харис, Кашапов Гильмутдин, отсидев десять лет, вернулись в деревню.
Кагирова Музагита, муллу, арестовали в 1937 году. Со слов дочери Мудариса-муэдзина Райханы-апы: “Возле Мустафинского сельсовета остановился грузовик. Музагит-мулла попросил разрешения на совершение двух молитв- ракаат. После попросил у Закирова Шамсимухамета (жителя деревни) его шапку, а свою красную феску с черной кисточкой отдал ему. Она до сих пор хранится в сундуке у Миннахмета Закирова (сын Шамсимухамета, в последующие годы был муллой). После этого, связав руки за спиной, бросили хазрата в кузов машины. Провожать муллу собралось много народа, все плакали. “Зачем связали руки седобородого человека?!” - негодовали собравшиеся односельчане и очень жалели его. Тогда ему было 65 лет.
Музагит-хазрат лечил людей: и заговорами, и врачебным методом. На Курбан-байрам готовил еду во дворе, собирал сирот, бедных, инвалидов. По рассказам Райханы-апы, был у хазрата и дар провидца.
По статьям 58-8, 58-10 Музагита Кагирова приговорили к высшей мере наказания. О том, где умер Музагит-хазрат, есть две версии. По одной из них – в Уфимской тюрьме, по другой – в Архангельской. В Уфимской тюрьме некоротое время с ним находился и Харис-агай (муж Зулейхи), но и он, вернувшись, ничего не мог сказать о судьбе хазрата. Приговор был исполнен 11 сентября 1937 года. Реабилитирован 15 мая 1989 года.”
Вчитываясь в рукописи и мысленно представляя трагедию тех лет, понимаешь, насколько суровыми и жестокими были годы репрессий. Страдали ни в чем неповинные люди, их семьи. Отцов, матерей сажали в тюрьмы надолго, часто они уходили навсегда. Дети оставались без крова и родителей. Не вычеркнуть из памяти кровавые годы, так же, как не повернуть историю вспять.
Венера Галиева,
ветеран педагогического труда.
с.Новоурсаево.